Categories
announcements

Артем Магун / Эллины и иудеи. Диалог о нациях.

 

впервые опубликован на сайте www.republic.ru  21 сентября 2019 г.

Место действия: Одесса, ресторан «Ассоль» на берегу Черного моря.

Действующие лица:

Симеон, Архитектор из Одессы

Георгий – молодой политолог из России, аспирант университета Коламбия (Нью-Йорк).

Анатолий – его друг, российский политолог, доцент Высшей школы экономики (Москва)

Вася – украинский искусствовед из Киева, друг Юли

Юля – аспирантка Киево-Могилянской Академии, подруга Васи

***

Юля

Какой сегодня красный закат!

Анатолий

Закат красной империи…

Симеон

Так нет уже давно никакой империи, мы находимся в национальном государстве «Украина».

Юля

Империи нет, а закат есть.

Анатолий

Закат красив, когда в душе происходит восход. Ребята, мне у вас так нравится! Вы – молодая страна победившей революции! На подъеме вы как-то, смотрите вперед в открытое море истории! Знаете, как раз хотел вам сделать объявление. Я не хочу больше возвращаться в Россию, а хочу жить у вас, в Одессе. Я увольняюсь из Высшей школы экономики и поступаю в Мечниковский университет!

Юля

Толя, вы белены немножко объелись? Или влюбились в хохлушку какую-то безответственную? Вы знаете, сколько в Украине получает доцент университета? Бросьте сейчас же.

 

Симеон

Слушай, Толя, ну во-первых Юля совершенно права в отношении денег. Ну а во-вторых, ты правда думаешь, что это была революция? По-моему, майдан это никакая не революция, а путч националистический. Они ж не стесняясь говорят: нация, национализм! Вот в Советском Союзе, там конечно прижимали евреев и не давали читать Солженицына, но национализм считался не очень хорошим начинанием. Про нацию вообще ничего не помню. Зато была национальность. Но она по-моему нужна была как раз только для того, чтобы евреев помучить. Для меня никогда не важно было, какой человек национальности. А сейчас что вот тут у них?

Анатолий

Национализм был ругательным словом в советское время. Но вообще в нем нет ничего такого уж плохого. Просто в современном мире нацией называют не «этнос», основанный на расе и происхождении, а гражданскую общность, основанную на чувстве совместной принадлежности. Демократическая нация — это ежедневный референдум, о том, быть ли людям вместе. Я хочу жить в такой нации и испытывать чувство принадлежности, поэтому голосую ногами и уже купил себе самоучитель украинского языка!

Вася

Ох уж эти референдумы, чур меня, дай им волю, Одесса сразу выйдет и обратно не войдет.

Симеон:

Слушай, Толя, дорогой, «в современном мире» все может быть так и есть, а в нашем постсоветском мире всем понятно, что в случае чего бить будут по морде, а не по культуре. Ну не по морде, так по выговору. По «культурной» национальности.

 

Вася:

По шибболету, как говорили древние евреи. У них была культурная, а не гражданская теория нации. А с ней заодно еще примордиальная теория, тоже была. Либо принял иудаизм, либо можешь доказать еврейство по маме.

 

Симеон:

Вот сразу видно, Вася культурный человек, столько теорий знает. Ну так вот, если хотите поученее, нация в благородном, «гражданском» смысле это прикрытие, во имя моральной цензуры (не только в совке она была). А скрыта за вашей «гражданской» и «культурной» нациями все та же некультурная ксенофобия и желание всех кругом расклассифицировать, объективировать и желательно еще депортировать.

 

Вася:

Я не согласен с тобой, Симеон. Любую политическую идеологию – так же и коммунизм, и либерализм – можно превратить в жупел ругательный. Но так же как и за этими двумя, за национализмом стоит высокая правда гражданской солидарности товарищей.  «Нет уз святее товарищества», говорит наш национальный герой Тарас Бульба. А товарищ, как мы знаем от современной американской исследовательницы Джоди Дин, это самое прогрессивное на сегодняшний день политическое обращение: равенство без панибратства, солидарность без пола и возраста.

 

Георгий

Но и без национальности. Товарищество должно быть со всеми людьми, потенциально хотя бы. Не зря «товарищ» было в советское время обращением к каждому. Поэтому национализм сам по себе мне не очень нравится. Хотя вы, украинцы, большие молодцы. Вам удалась более или менее успешная революция, образованная молодежь пришла к власти, сейчас с Зеленским даже больше, чем при Порошенко. Меня мучает вопрос, почему нам в Америке и Западной Европе не удалось ничего подобного. Мы оккупировали площади, пугали полицию, завоевывали народную поддержку – и никаких политических результатов. Выборы Трампа и те больше мобилизовали левых в Америке, чем «Оккупай».

Юля

Так чего тут удивляться, Джорджик – ты же не задействовал национальный вопрос!

Георгий

Какой в Америке национальный вопрос, смеешься что ли? Там борются за права расовых меньшинств, но это совсем другое… Окккупай был широким демократическим течением против власти капиталистов, неравенства, сексизма и расизма!

Юля

Но национальный вопрос о самой Америке как большой имперской нации задействовал только Трамп, а не вы. В этом и была ваша проблема.

Глянь, по всему почти миру прокатилась эта ваша Окупайка. И нигде никакого эффекта положительного не имела. Не окупилась она. Кроме как у нас, в Украине. Потому что на самом деле везде, даже в Нью-Йорке и Мадриде, не говоря про Москву и Стамбул, проблемы и лозунги были разные. В Америке принято в любой непонятной ситуации бороться против крупных корпораций. И против расизма. В Стамбуле и Москве боролись против авторитарных полицейских режимов В Мадриде, Риме и Франкфурте против Евросоюза (по крайней мере нынешнего). А в Киеве-2014 – за Евросоюз. В общем, это была глобальная волна национальных движений с абстрактными, вненациональными целями. Поэтому они и проиграли. И поэтому наша Украина так здорово попала – она единственная в этой волне поставила национальные цели, получила на этом поддержку широких товарищей из глубинки – и выиграла!

Георгий

Ребята, я восхищаюсь вами, конечно. Но все же национализм, даже освободительный – это политика идентичности, коллективного эгоизма, это вчерашний день, а мы ведь должны изменить вообще существующий режим бюрократического капитализма. Для этого надо ставить универсальные цели, например, установление глобальной демократии или даже «коммунизма», как некоторые говорят. Этого не достигнешь поодиночке, нужен интернационализм.

Вася

Нет, как говорится, ни эллина, ни иудея.

 

Симеон

У нас в Одессе раньше было много и тех, и этих, а теперь действительно почти нет к сожалению!

Анатолий

Но дорогой Георгий! Если ты будешь ставить универсальные цели, то рискуешь упустить то, что у тебя уже под рукой – национальное возрождение Украины, ваше украинское чудо! А поедешь развивать интернационализм в Россию, сядешь – слопает курва своего поросенка!

Юля

А ты, если переедешь к нам в Украину, упустишь столь дорогое для тебя русское национальное самобичевание! Что ж ты будешь делать тут у нас без него, мигрант бесправный!

Георгий

Мигрант это звучит гордо. Именно мигранты, возможно, должны сплотиться в новый демократический интернационал. Они ведь интернациональны по определению, не связаны границами национального государства!

Симеон

Мигранты не подходят, так как в Европе они как раз национально и религиозны специфичны (это ведь в большинстве арабы, не так ли?), а в культурном отношении – консервативны. Вообще, интернационализм раньше вроде бы был пролетарский. Теперь есть еще либеральный интернационализм, это чтобы не было тарифов и пошлин. У тебя, Георгий, какой интернационализм? Если второй, либеральный, то они и так объединяют мир сверху вниз, но тебе он не нравится, ты его «империей» ругаешь. А если первый, то кто вместо пролетариата? Мигранты действительно? Или более прогрессивные «множества»?

Георгий

Ну да, ты прав, все же в первую очередь это будут не мигранты, а новые прогрессивные слои — менеджеры среднего звена, айтишники и безработные дизайнеры. Они все говорят по-английски, неформально общаются, открыто смотрят и одинаково одеваются. Они поверх наций и империй.

Вася

Но ведь эти не так уж и недовольны системой. Сам говоришь, что они модно одеваются. И потом, они культурные работники, значит завязаны на идеологию системы, и более того на национальный язык и культуру. Социальные сети – продолжение газет, телевидения и других средств коммуникации: они соединяют нацию, но они и изолируют ее, окружая индивида частоколом мелких нюансов и фактов, недоступным чужакам. Потому самый вроде бы интернациональный класс есть на деле самый национальный!

Юля

Я до института моделью подрабатывала, насмотрелась на эту множественную жизнь. Изображаешь из себя хозяйку жизни, а на самом деле это такая тотальная игра в проституцию (я не в буквальном смысле имею в виду, а просто такое отношение к жизни, дерганое). Но кстати модель не говорит, а показывает одежду и тело, поэтому она как  раз ближе к интернационалу, чем пиарщик или продавец.

Георгий

В общем, я думаю, что вы все правы – «множества» никак не могут решить, буржуазия они или пролетариат. Общество разделяется, конечно, на группы, но группы эти неопределенны политически, неясно, где правые, где левые, где революционеры, где охранители. Поэтому остается только старая программа «демократии», защиты интересов народа. Эта программа может всех объединить!

Юля

Всех, но по национальным квартирам. Нам читают политическую историю, так там я узнала, что «нация» раньше означала по-французски то же, что «народ». А «народ» еще с античности обозначал в том числе и национальную идентичность. Как только вы отбрасываете классовую политику и объявляете «демократическую», то национализм – очевидное решение. Не только национализм может быть демократичен, но и демократия изначально предполагает некоторый национализм. Я никак вот не могу понять, а что тогда принято ругать «популистов». Популизм ведь это и есть националистическое демократическое движение, выступающее от лица всего народа, а не от раскалывающих его групп, как было принято в олигархической парламентской системе. Нация становится на то место, куда не смог встать ни один прогрессивный класс.

Симеон

Умница ты Юля, хоть и майдановка. Мне ребята, кажется, что вы все хотите выдать желаемое за действительное, и не хотите признавать, что нации есть в реале, если не как кровь, то как почва и вот эта самая «культура». Я этому не рад совсем, но они есть. И надо как-то бороться с их влиянием.

Вот ты, Георгий, все о глобальной культуре говоришь, людей в татушках и по английски спикующих.  Ну а что, английская культура это и есть глобальная?

Юля

Англо-американская, сейчас принято говорить.

Симеон

Ну понятно, американо-английская. Мы хоть понимаем здесь, что глобализация это реально американский империализм? Причем империализм — это не когда широкомыслящий император и федеральные регионы, а когда одна национальная культура навязывает себя другим под глобалистскими лозунгами.

Анатолий

Э, погоди, погоди. Что это из тебя прет,  Сима, просто какой-то Дугин с Прохановым вместе взятые. Американцы конечно империалисты, но таких мягких и ненавязчивых империалистов еще мир не знал. Они просто более развитые, чем мы, и несут людям самые рациональные вещи. Раньше говорили, что немецкая, русская нация якобы особенные – самые отзывчивые, всечувствительные, вбирающие в себя все нации, живущие их судьбами. А на самом деле такая всечеловеческая нация это как раз американцы. В эту нацию легко влиться, а ты попробуй стать русским или украинцем! Я вот из русского украинцем попробую попытаться, это должно сработать, потому что мы близкие культурно.

Америка это великая простота. Ты бы без этих американцев о сих пор без галстука из дому не выходил, обращался ко всем по имени-отчеству, компьютеры стояли бы только в конторах. Они придумывают  что-то постоянно, замечают, усовершенствуют, поэтому все по-английски и называется: ребрендинг, маркетинг, «харассмент» «миту», «буллинг», «биполярное расстройство» (тоже они!). А ты что, луддит, против прогресса?

Симеон.

Я не против прогресса. И я даже одобряю, что американцы всюду защищают свободу и борются за угнетенных. Но реально редко бывает, чтобы эти угнетенные потом с их помощью вставали с колен. Америка может помочь угнетенным, но если у тех будет революция, то они дальше разбираются сами (это обычно гражданская война), а если не будет, то просто общество раздробляется до предела этим бесконечным качанием прав.

И в культурном плане. Да, местные фильмы обычно нудные. Но голливудские – это же пафос сплошной, хуже совкового. Да, высшие достижения культуры  и у них, и у других наций – полезны всем. Нации отличаются не вершинами, а тем, к каким они более терпимы порокам. Американская культура дала нам стандарты равенства и социальные сети, но она и попустительствует низкому вкусу, потреблению плохих фильмов, плохой еды, эмоциональной перевозбужденности в быту.

Вася

Правильно, а русские и украинцы с их точки зрения попустительствуют коррупции, укропу и дебильным социальным условностям. Ну конечно, американцы обладают культурной спецификой даже в высших достижениях. Это эмпиристская нация, они живут настоящим и не любят авторитетов, поэтому они распространяют либертарианский дух, но поэтому же довольно разрушительны для  чужих культурных традиций: традиции эти заражены всякими грехами (расизмами и сексизмами), поэтому все сразу переключается на актуальную современную дискуссию, в которой доминируют в основном современные англо-американские интеллектуалы. Но для нас, украинцев, нации новой, только национализирующейся, это и хорошо! Позволит нам уйти от тяжеловесной русской культуры.

Симеон

Вот тут Георгий как раз был более прав. Нельзя ли нам как-нибудь прийти от поисков «хорошего» национализма к общему для всех делу? Создавать новые образцы, не оружия, а общежития с самоуправлением? Старая советская идея интернационализма мне кажется, лучше, чем глобализм. Я так ее понимал, что нации сами по себе остаются, но общаются между собой и образуют гибридные формы.

Георгий

Такой «интернационализм» больше не пройдет. Наций однородных больше нет — а там, где еще есть, американская правозащитная культура запрещает им навязывать свою идентичность. Ты общаешься русской нацией с украинской – а куда девать цыганские, татарские меньшинства? А женская культура, разве она не отличается от мужской? Все нации делимы. Более того, они расколоты на противоположные друг другу силы: например, русская нация сегодня это с одной стороны утонченная либеральная интеллигенция, любящая Жюль Верна и свободный рынок, с другой несколько настороженный и невежливый консервативно настроенный мачо. Американская нация – это и практичный, самовлюбленный рыночный хитрец, «волк с уолл-стрит», и в то же время анархический левый интеллектуал, учащий всех морали. Так кто же тут субъект «интернационализма»?

Но в твоем интернационализме, Сима, все-таки есть здравое зерно. Под интернационализмом изначально имели в виду не содружество стран, а товарищество угнетенных классов и революционных партий, с их национальной спецификой. В том смысле, что у всех разные предметы борьбы, но есть общий конечный пункт, идеал. А нет этого конечного пункта, и все расползется, действительно, по сиюминутному эмпиристскому сценарию.

Симеон

Непонятно. Как это, например, будет выглядеть?

Юля

Надо как-то гибридизировать, не монополизируя.

Симеон

Приставить губы Никанора Ивановича к носу Ивана Кузьмича?

Анатолий (с энтузиазмом):

Всем русским пережениться на украинках!

Юля

Даже хуже – понадобится скрестить противоположное, например соединить наш здешний культ западной либеральной  демократии и постколониальное недоверие к Западу со стороны западных, как левых, так и либералов.

Вася

Ну это легко: объявим, что мы, украинцы, и есть настоящий Запад, а при этом мы еще и угнетенные субалтерны, которых никто не слушает.

Юля

А что делать с отношением к капитализму? Американские радикальные демократы борются с капитализмом, а наши хотят его построить – правильный, честный! А с отношением к государству? И в Европе, и в Америке половина протестующих анархисты, а половина – сторонники социального государства! У нас же прогрессивны «либертарианцы», которые у них – крайние консерваторы! Как тут договориться?

Георгий

Значит, эти противоречия надо отставить в сторону и найти то, что действительно может всех объединить: например, борьба за сохранение Земли, за уничтожения ядерного оружия, за глобальную интеграцию в мировой федеральный союз…

Анатолий

То есть в империю очередную.

Георгий

Ну, это будет интернациональная радикально-демократическая империя с плавающим центром — наподобие Евросоюза для всех.

Юля?

А капитализм и государство?

Георгий

Я думаю, надо специализировать такие острые вещи по новым нациям. Если все сойдутся по интернациональным вопросам, то для желающих можно потом создать нацию государственников, нацию либертарианцев, а для любителей разных экономических укладов создать несколько неконвертируемых денежных систем.

Симеон

Чем шире империя, тем лучше.  Меня бы вполне устроило государство постсоветской русскоязычной культуры типа путинского, не знаю уж, будет это большая нация или малая империя. Чтобы без майданов и увольнений по харассменту. Но в вашей империи мне тоже нравится – там ведь будут, как в Священной Римской Империи, вольные города? Проведем Одекзит и создадим тут у себя хищнический капитализм с социалистическим лицом – шо такого.

Юля

Правильно, только все бабы убегут от вас, вы перестанете воспроизводиться и вымрете. Нация – это большая семья, поэтому мы у себя в Украине начнем с того, что изменим тип домохозяйства, ликвидируем нуклеарную семью и вырвем женщин из домашнего рабства. Зачем нуклеарная семья, когда есть большая семья товарищей, сограждан, а ведь есть еще и мигранты! Открытый порт, открытая нация, открытые отношения. Не то что бы интернационал, а просто законы гостеприимства. И постепенно все перероднимся и заживем дружно.

Симеон

Мне кажется, вы увлеклись. Нам еще надо отговорить Толю переезжать в эту нашу дисфункциональную страну.

Георгий

Пусть переезжает, но при условии, что возглавит здесь ячейку нового интернационала.

Юля

Интернационала мигрантов!

Симеон

Интернационала дураков!

Вася

Да ладно вам, пусть парень делает как сердце велит!

Анатолий

Ресторан уже закрывается. Занавес упал, черное море во тьме, красок больше не видно! Знаете, я свое решение давно принял. Но говоря с вами, я понял, что меня привлекает не сама по себе Украина, а возможность пожить как бы в другой, зазеркальной России.  Я не хочу на самом деле приобретать идентичность, а хочу быть вечным гостем, который в свою очередь может принимать гостей. Вместо того, чтобы бесконечно бороться с прекарностью и проявлять гуманизм по отношению к мигрантам, от лица оседлых домохозяев, не лучше ли придумать какую-нибудь схему кочевого распределения, при которой такой опыт обязательно получал любой? Это было бы радикальнее, чем просто глобальная демократия. Так что я, может быть, позвоню тебе завтра, Георгий, насчет ячейки интернационала. Сходим тогда снова в Аркадию, но теперь уже никому об этом не расскажем (заговорщически улыбается).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *