Какова роль самоорганизовывающихся структур общества и как они могут выстраивать свои отношения с уже сложившимися институциями власти? Способны ли они заменить традиционные формы образования, или, по крайней мере, оказывать давление на эти институции, вовлекая их в процесс (само)образования?

Сегодня все больше людей чувствуют свою полную невозможность что-то менять в мире, с которым они чувствует, что происходит что-то не то. Да, есть возможность делать карьеры, копить деньги, много бесконечно вкалывать, пресмыкаться перед начальствам, отдыхать до беспамятства перед телевизором… Но даже у самого вовлеченного человека не может не возникать ощущения все возрастающего убожества жизни, что даже несмотря на все успехи и комфорт жизнь становиться все более пустой и бессмысленной.

Но мало у кого есть возможность понять причины этого положения, охватить мир во всей его сложной противоречивости и полноте, понять свое место в нем и истории и осознать, что необходимо действовать.

Любое знание о мире проверяется только практикой. И любое практическое действие порождает свое новое знание. Мысль и действие неминуемо совмещены в едином процессе познания мира. Однако для реальной трансформации существующего порядка вещей необходимо знание об устройстве общества. Но где его можно получить сейчас?

В последнее время мы наблюдаем кризис ценностей образования во всем мире. Знаковой приметой этого кризиса стал упадок теории и практики дисциплинарного гуманистического идеала образования, которое вменяло его обладателю не только осознание своих гражданских прав и обязанностей, но также давал средства для возможности мыслить изменения, подрывающие существующий порядок вещей. Воспитание солидарности, достоинства, понимания своего места в истории, способностей к участию в политической жизни уже не рассматриваются как необходимая часть любого образовательного процесса. Сегодня дисциплинарная автономия образования оказывается ненадежной гарантией его защиты от посягательств рынка, особенно в ситуации, когда подорвана ее основа — бесплатность, обеспеченная государственным финансированием. Образование все больше становиться инструментом политики корпораций и рынка, заинтересованных только в получении рентабельной и послушной рабочей силы или же проводником государственной идеологии и тупикового консерватизма, снова отбрасывающего Россию на задворки истории. Эта сервильность образования представляет угрозу творческому и живому развитию общества. Противостоять этому мы можем путем распространения и производства альтернативных форм знания, продолжающих и развивающих освободительные традиции разных образовательных практик.

Практики самообразования всегда были необычайно важны в России. Например, роман Чернышевского «Что делать?» (1863) — блестящий и не теряющий актуальности образец популяризации моделей самообразовательных кружков. В этих конфиденциальных кружках, находящихся на полулегальном положении и в оппозиции к официальным институтам власти, во многом сформировались наиболее яркие явления российской мысли и культуры. Несмотря на маргинальное положение, в свое время именно они одержали историческую победу над монструозными и репрессивными структурами. Их опыт вдохновляет нас и сегодня, когда мы заново востребуем самообразовательные практики.

Процесс самообразования отталкивается от ясного осознания угнетения и направлен на то, чтобы это состояние изменить. Самообразование — это процесс, в который вовлекаются те, кто идентифицирует себя как угнетенных, а целью процесса самообразования является освобождение, обретение достоинства и любви. То есть ищется ответ на вопрос: как мы можем превзойти себя, порвать с состоянием неполноценности, угнетения и обрести равенство. Ответом на этот вопрос может стать только практика всей нашей жизни, демонстрирующая здесь и сейчас, что речь идет не об абстрактных категориях будущего идеального мира, а о реальности нашего повседневного существования.

Акции прямого действия во многом основаны на спонтанности реакции на проблемы окружающей нас реальности. То есть, они основаны на этической необходимости сделать то, что нельзя не сделать. Они делаются не из соображений пиар компаний различных брэндов, как внушают нас думать различные политтехнологи и сторонники полной экономизации жизни и которым недоступно понимание того, что может быть что-то за пределами этой логики. Главная задача акций, не легитимированных институтами власти, это пробуждение сознания, формирования солидарной среды, способной противостоять угнетению, унижению, обыденности несправедливости. Именно в них проявляются и тестируются возможности иных форм социальности и взаимоотношения людей. Они формируют новый опыт повседневности открытый коллективному переживанию состояния свободы. Акция это «ворованный воздух», переприсвоение пространства, его обживание в тех формах, в которых участники акции его воображают.

В этом номере мы представляем вам критический срез современного активизма, который осознанно продолжает традиции самообразовательных инициатив и акций прямого действия и помещаем этот новый локальный опыт современности в контекст интернациональной истории развития независимых образовательных структур.