#6: Революция или сопротивление?


Editorial

Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

There are no translations available. 

 

06_rev_res_02.jpg06_rev_res_01.jpg06_rev_res_03.jpg

You say you want a revolution
Well you know

we all want to change the world

You’ve been resisting for all of your life. But often, you are beset by doubt: maybe your resistance was nothing but a form of collaboration with the Powers that Be? What have you been trying to achieve with all of your resistance? Will it lead to revolution, or just yet another set of lukewarm reforms, to getting stuck in the spiderweb of tacticly accepted compromises? Do you want a revolution? Yes or no? This question is as crude as blackmail from which it is impossible to hide. But mourn as you may. The revolution is coming, as long as we are still capable of thinking and feeling it.

You tell me that it’s evolution
Well you know
we all want to change the world

Далее

Ларс Банг Ларсен // Анти-иммунизация

Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

Последним революционным моментом был 1968 год – мутация западного мира, вызванная сочетанием экономического бума и сопротивления молодежи истэблишменту. Власть патриархального общества над желанием и обществом была низвергнута, ценности были отправлены в свободное плавание, а искусство и политика слились в конвульсивном синергическом эффекте. Все вещи повисли в воздухе, и различные культурные сферы были выпущены на волю, и одновременно связаны через некий общий избыток, позволявший им соприкасаться и взаимодействовать.

Эта свободная игра революционных сил в то же время демонстрировала расколотое пространство между старыми и новыми формами поведения. Взрыв декады был симптоматичен для цивилизации, которую волновал вопрос, что делать со своим достатком и новыми технологиями кибернетики, автоматизации и способов проведения свободного времени. Коммерческий мир обнаружил, что наложения культурных сфер друг на друга могли быть использованы, и их синергия могла резонировать с различными вариантами и способами проведения жизни. Знания, почерпнутые в 1968 году, доказали, что стало возможно получать кайф, зарабатывать деньги и выражать себя – одновременно! По мере того, как подъем охватывал все более широкие аспекты современной жизни, психоделическая революция все в большей степени включала в себя парадоксы и сомнительные связи. Она либерализовала идеи и модели поведения, но она также создала условия для превращения визионерских образов в продукт индустрии. Другими словами, общественный контроль развился в более утонченную, газообразную форму.

Далее

Андреас Сикман // Сопротивление или революция

Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

Сопротивление или революция: на первый взгляд, это довольно общая пара терминов несет на себе позорное клеймо. Подобные выражения свидетельствуют об исповедально-откровенной позиции. Такие «большие» слова часто приводят к необязательным утверждениям, из тех, что появляются в газетных колонках и фельетонах. Это что-то, в чем я не хочу участвовать.

Сопротивление – это политика шагов ребенка: оставаться на месте, подниматься снова и снова, сформировывать знания и умения, сжимать зубы, не намереваясь идти дальше, теряя себя в деталях, становиться реформатором, находить комфорт в своей нише. Революция, напротив, это крупный жест, далекая цель, факт, детали которого можно легко игнорировать. Существует, однако, опасность потерять почву под ногами и обнаружить себя лежащим лицом вниз на ковре салона.

Далее

Colectivo Situaciones // Между кризисом и контр-властью

Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

Этот доклад был одним из центральных на конгрессе «Plдne vom Verlassen derЬbersicht» («Как уйти от слежки»), проводившемся в Хеббель-Театре в Берлине 21-23.11.2003 в рамках проекта exArgentina. Для газеты текст был адаптирован Давидом Риффом. Полностью текст можно прочитать на испанском и немецком языке на сайте:https://www.exargentina.org/_txt/_vdue/neg_de_01_widersprueche.html.

  • Сегодняшние кризисы в Латинской Америке реализуют обе формы негативности. От сапатистского восстания, затем от аргентинского восстания в декабре 2001 г., вплоть до бунта в Боливии, сопротивление населения предстает как деконструирующий элемент и в то же время, открывает разнообразные возможности для будущего.
    Далее

    Александр Скидан & Давид Рифф // Годар Number Nine

    Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

    Начиная с 60-х, Годара неотступно преследовали с «вопросом ребром», кто же он такой: революционный порнограф или порнограф революции? Еще один Битл (см. «Общество Зрелищ»)? «Маостский лжец» (Дебор)? Или же действительно величайший революционер кино? Не открывает ли ранняя эстетика Годара пути для нового понимания того, чем на деле является политика? Был ли он способен систематизировать эти новые смыслы, включить их в свой кинематографический анти-нарратив, предназначенный пережить Термидор?

    Далее

    Йорген Гассилевски // Détournement событий и ситуаций в Гетеборге: 1961 и 2001

    Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

    Я родился в Гетеборге в 1961 году. В том же году в Гетеборге собрался так называемый «Первый Ситуационистский Интернационал». Событие, которое раскололо движение и из которого победителем вышло политизированное крыло во главе с Ги Дебором. Художественному крылу, руководимому датским художником Асгером Йорном, ничего другого не оставалось, как создать Второй Ситуационистский Интернационал. Над двумя своими книгами, Fin de Copenhague (1957) иmoires (1958), Ги Дебор и Асгер Йорн работали в тесном сотрудничестве.

    Я был в Гетеборге 14-16 июня 2001 года во время беспорядков, вызванных визитом Джорджа Буша и саммитом Европейского Союза, когда полиция открыла огонь.

    Влажный пыльный надувной матрас хорошо пахнет, я утыкаюсь в него лицом. В школьном классе с лампой под потолком и надувным матрасом. Там в шкафу Желтый Т находит какую-то еду, которую он делит с другими на других надувных матрасах. Желтый Т самостиен. Он предоставляет другим описывать себя. Ему наплевать. Он оставляет прерогативу интерпретации другим. Он говорит то, что он хочет сказать.

    Далее

    Давид Рифф // Долой!

    Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

    Затертое между 9 сентября и вторжением в Ирак, аргентинское восстание 2001-2002 кажется принадлежащим далекой истории, хотя его события произошли совсем недавно. В середине девяностых Аргентину превозносили как экономическое чудо. Чтобы стимулировать приватизацию аргентинской экономики после периода военной диктатуры и загнивающей национализированной экономики, Международный Валютный Фонд (МВФ) и другие организации поддерживали долларизацию песо, предоставляя Аргентине огромные ссуды. Однако к декабрю 2001 года дотации МВФ иссякли. Песо рухнул. Безработица и задержки зарплаты росли как на дрожжах. Боясь очередей в банках, правительство заморозило счета. В банкоматах кончились деньги. В магазинах отказывались продавать товары. Президент подал в отставку. За месяц внешний долг Аргентины достиг суммы в 132 биллиона долларов. Миллионы людей по всей стране вышли на улицы, скандируя: «Que se vayan todos!» («Долой дармоедов!») и стуча в горшки в знак протеста. Пустота власти, образовавшаяся как в результате правительственного кризиса, так и после изъятия вкладов, создала необходимость в радикально-демократических инициативах «по самопомощи» снизу: соседи организовывали учредительные собрания, точки товарообмена и общественные столовые; заводские рабочие, после того как дефолт распугал хозяев, захватывали фабрики. Разнородность восставшего множества объединила не только негативная (разрушительная, насильственная) критика, но и экзистенциальная необходимость построить нечто альтернативное безнадежной системе.

    Далее

    Группа Критика и Практика // Реформа или революция?

    Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

    Отвечая на вопрос «Реформа или революция?», Роза Люксембург считала плоской и надуманной «идею превращения моря капиталистической горечи в океан социалистической сладости через постепенное вливание социал-реформистского лимонада». Своей критикой Бернштейна и реформистской фракции социал-демократического движения в 1899-1900 годах Роза Люксембург открыла дебаты, в ходе которых, в конце концов сформировались два политических лагеря, и каждый претендовал на то, чтобы единолично вести за собой рабочий класс. Но сегодня вопрос «Реформы или революция?» звучит почти что кощунственно; оба этих исторических титана, Люксембург и Бернштейн, с течением времени потеряли свой масштаб и теперь кажутся просто трогательными пожилыми людьми.

    Далее

    Джонатан Флэтли // Разрозненные заметки о сопротивлении и революции

    Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

    Для начала следует пояснить, в каком значении здесь будут употребляться термины «сопротивление» и «революция». Конечно же, оба они, в качестве терминов или понятий, были беззастенчиво оприходованы рекламой, особенно термин «революция». По крайней мере, в США чуть ли не каждая покупка намекает на некую революциию. Подумайте, как преобразовалась бы Ваша жизнь, будь у вас более тонкая талия, более быстрая машина или более привлекательная задница, белая улыбка или телевизор большего размера, скоростной доступ в интернет или стиральная машина. Это нужно учитывать в нашем анализе. Также следует отметить, — хотя, возможно, это очевидно, — что данный текст не стремится нечто доказать и не является строгим исследованием. Это скорее «мои мысли на данную тему в настоящий момент». На оригинальность или точность я не претендую.

     

    Далее

    Чарльз Эши // Вообразить сопротивление!

    Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

    Ведь если бы душа, воображая несуществующие вещи находящимися налицо, вместе с тем знала, что эти вещи на самом деле не существуют, то такую силу воображения она считала бы, конечно, совершенством своей природы, а не недостатком; в особенности если бы такая способность воображения зависела от одной только ее природы, т.е. была бы свободной.

    Спиноза, Этика, Часть 2, Теорема 17. Пер. Н. Иванцова

     

    Прежде чем решить, как сопротивляться, как действовать, мы должны прежде всего определиться с тем, как нам мыслить. Газета “Что делать?” верно ставит этот старый вопрос о том, что должно быть сделано. Но можем ли мы ответить на него сегодня? В конце концов, сейчас мы уже не можем считать чем-то само собой разумеющимся ни профсоюзы, ни классовую солидарность, ни саму возможность политики – все то, на чем строил Ленин свою аргументацию. Вместо этого мы можем потребовать от себя “вообразить несуществующие вещи как наличествующие” – в том ограниченном пространстве, оставшемся для свободы воображения, которое все еще является нам доступным.

    Далее

    Artemy Magun // Commentary on Badiou’s 15 Theses

    Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

    There are no translations available.

     

    We cannot, on this newspaper’s pages, offer you a complete, coherent introduction into the work of Alain Badiou, who is one of the most significant and original thinkers of our time. We can only clarify a few things that the «proletarian aristocrat» Badiou did not find necessary to explain.

    In his first thesis, Badiou is obviously referring to the psychoanalytical interpretation of art. He agrees with Lacan that art’s main gesture is subtraction, abjection, and ellipsis. But he also opposes Lacan’s Kantian ontologism of the Infinite and Unreachable «Real» and its constructive pathos: subtraction affords the possibility for the appearance of the subject, the subject of event, truth and political action.

    Далее

    Алексей Пензин — Александр Тарасов // Оппозиция, сопротивление, революция

    Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

    Алексей Пензин (AП): В последнее время в среде левых говорят о «сопротивлении», это выражается в названиях групп активистов, в текстах левой прессы и т.д. Дело лишь только в моральной позиции? Т.е. мы, в новых жестких условиях неолиберализма, когда, казалось бы, все проиграно, продолжаем стоять на своем. Сопротивляться в культурном поле, в повседневной жизни, если у нас нет возможности выразить наш протест политически, не говоря уже о том, чтобы своими действиями кардинально изменить порядок вещей. Мне кажется, что здесь есть скрытая уловка. Во-первых, мы получаем колоссальное нарциссическое удовольствие от своей (предполагаемой) нон-конформности, во-вторых, получаем вполне реальные бонусы, так или иначе, располагая себя внутри системы.

    Александр Тарасов (АТ): Исторически, как известно, термин связан с II Мировой войной – с французским Сопротивлением (Resistance) фашистской оккупации. Тогда ситуация была такой: основатели и участники Движения сопротивления понимали, что лично они не могли рассчитывать на победу. Теоретиком Сопротивления был Сартр, который объяснил, что это – «восстание совести», или «восстание морали». Либо ты теряешь самость, растаптываешь свое достоинство, либо ты сопротивляешься. Философская база Сопротивления не была спекулятивной, она родилась из практики. Во Франции несколько первых волн Сопротивления были полностью сметены фашистами, все были арестованы или убиты. Только затем сложилась подпольная сеть, инфраструктура, появились отряды маки и т.д. Поначалу Сопротивление было подвигом отчаяния. Такое – героическое – понимание Сопротивления не устарело до сих пор.

    Далее

    Олег Аронсон // Бунт ненасилия

    Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

    Революция невозможна. В современную эпоху новых медийных технологий, революция в ее традиционном понимании невозможна. Кино и телевидение мобилизуют массы людей куда более эффективно, нежели любая «революционная ситуация». Не надо забывать, что само понимание «революционной ситуации» есть часть партийной риторики, призванной мобилизовать массу, сделать из нее фиктивного субъекта исторического процесса. И постоянный вопрос о том, кто же, в конце концов, главное действующее лицо в революции – массы или партии – ложный вопрос, вводящий диалектику там, где для нее уже не должно быть места.

    Далее

    Элин Викстром // Videofit-UP

    Posted in #6: Революция или сопротивление? | Нет комментариев

    Когда я получила приглашение поучаствовать в групповой выставке North в венской Кунстхалле, все газеты писали о Йорге Хайдере и новом право-экстремистском правительстве Австрии. В арт-среде циркулировало электронное письмо, ставящее вопрос: Стали бы Вы выставляться в нацистской Германии?

    Я приехала первый раз в Вену в марте 2000 года, с тем чтобы принять решение, должна ли я участвовать в выставке. Мое желание выяснить взаимоотношения арт-галереи и нового правительства было поддержано сотрудниками галереи. То, что произошло в Австрии за последние пять лет – не только австрийская проблем. Ситуация с Хайдером симптоматична для политической ситуации по всей Европе и актуальна для всех нас. Я решила участвовать в выставке North.

    Второй раз я прибыла в Вену в мае 2000. Немного страшно было быть иностранцем в стране, каждый четвертый житель которой проголосовал за нео-нацистов. Но я знала, что существует и сопротивление. Несмотря на то, что демонстрации в Австрии проходят редко, после выборов крупнейшие из них собирали более 100 тысяч человек. Австрийские СМИ в большей или меньшей степени являются правительственными органами, так что они не сообщали даже о самых больших демонстрациях: я же хотела найти людей, делавших маленькие, почти невидимые дела – не героев, не жертв, не тех, кто ожидает славы за то, что он делает. Таких, кто поступает так или иначе, так как чувствует что должен.

    Дитер, кто активно участвовал в движении сопротивления с самого начала, стал моим ассистентом. Каждому из 15 человек, участвовавших в проекте, было предоставлено 3-5 минут перед видео-камерой Дитера, для рассказа о том, что, как и почему они делают. Им также надо было предоставить некий видеоряд, снятый наподобие рекламы своих действий. Я не буду описывать проекты всех людей, который мы документировали, но я упомяну один из них.

    Я услышала, что несколько студентов в арт-колледже в Вене заняли актовый зал в знак протеста. По прошествии пары недель, приехали представители телекомпании и попросили разрешение на несколько часов использовать актовый зал для съемок эпизода детективного сериала. Студенты разрешили подкупить себя. Но когда подъехали съемочная группа и актеры, студенты стащили кое-какое оборудование, что означало, что съемки продлятся в два раза больше и телекомпании придется еще раскошелиться.

    Студенты затем использовали полученные деньги для освобождения друзей, задержанных после большой демонстрации перед зданием телекомпании. Однако, вместо того чтобы рассказать об этом, они захотели сделать что-то другое для моего проекта. Они пригласили меня и Дитера на вечеринку. Аскам проинструктировал нас и еще дюжину студентов, как сделать Молотов коктейль, и ночью мы отправились в каменоломню, с тем чтобы научиться зажигать и бросать их. Из всего этого мы сделали фильм-инструктаж. В качестве рекламного блока мы запустили рекламу круглосуточной автозаправки Шелл, на которой человек покупал две банки бензина и одну банку пива.

    В отведенной нам части Кунстхалле я и мои ассистенты устроили семинар. Каждым вечером мы записывали два художественных фильма с австрийского телевидения, и на следующий день мы их редактировали, вставив рекламные блоки, также записанные с телевидения через 10 минут после начала фильма и за 10 минут до его конца. Затем посреди фильма мы вмонтировали описание некоторых из 15 акций протеста, а в рекламные блоки вставили рекламу акций. Отредактированные таким образом кассеты мы вложили в коробки. Следующим вечером я и мои ассистенты вынесли кассеты в белых пакетах и оставили их на скамейках в парках, на столиках кафе, на сиденьях в метро – с тем чтобы создать впечатление, что их кто-то забыл. Я надеялась, что тот кто их найдет, посмотрит видео. Всего было произведено и распространено 250 Videofit-UPвидеокассет.

    Мы не стали показывать фильмы (всего мы сделали 15) и рекламную нарезку в галерее. Вместо этого мы показали фильм о ситуации, в которую мы с Дитером попали по ходу выполнения нашего исследования. Незадолго до начала демонстрации на Хельденплатц неожиданно появился человек с мегафоном, который начал кричать, что прошлым вечером в ходе рейда на клуб в иммгрантском районе полиция застрелила насмерть молодого человека. Анархисты начали маршировать по направлению к полицейскому участку, скандируя «убийцы, убийцы, убийцы». Мы с Дитером следовали за ними, снимая происходящее. Внезапно нас окружили сотни полицейских. Наши фильмы показывают, как поведение полиции вновь привело к пролитой крови. Возникшие слухи о фильме, привели к возбуждению судебного дела против полицейских по обвинению в насилии. Между нашим фильмом и теми кадрами, которые показали потом на телевидении, существовала огромная разница. Съемочная группа приехала на место событий, когда большая часть беспорядков уже была позади.

    Далее