#18: Критика и истина


Оксана Тимофеева /// Истина как Практика

Posted in #18: Критика и истина | Нет комментариев

Есть теория, а есть действительность. Теория складывается из мыслей и слов, а действительность – из мест и вещей. Одни заявляют, что теория является частью действительности, другие, наоборот, считают действительность теоретической конструкцией. Но как бы мы ни думали, ясно одно: между теорией и действительностью существует отношение противоречия. Оно выдает себя в тревоге, которую мы испытываем по поводу и без, желая придумать такую теорию, в соответствии с которой все вещи находились бы на своих местах.

Далее

Давид Рифф /// Критицизм или Истина?

Posted in #18: Критика и истина | Нет комментариев

1. Призрак бродит по полю культурного производства, призрак критицизма. Обычно этот призрак только мираж, жалкая карикатура ожесточенной критики. Его появление приводит к «эстетике администрирования», порожденной путем множества компромиссов между рынком, государством и «восстанием фри-лансеров». Такой тип критицизма заявляет, что он основан на «утверждении истины» (parrhesia) Фуко и на «грубом мышлении» (plumpes Dunken) Брехта, но на деле он никоим образом не выражает интересы классово сознательных деятелей культуры. Вместо этого, он предстает глобальной мелкобуржуазной версией того, что в поздней античности назвалось «учтивое поведение» (Paideia), соблюдение приличий и услужливость, индифферентный поведенческой код послушания, исповедуемый образованным (и признанным) человеком «при дворе».

Такой убогий критицизм это то, что отличает «мыслящего» мелкого буржуа от пресыщенного потребителя декоративного и показного китча; критицизм это отличительная черта просвещенного гражданина. Сегодня, критицизм это еще и важный индустриальный продукт, нечто типа экологически чистой пищи без вредных добавок. Его задача – обеспечить еще не полностью приватизированной публичной сфере особые принципы управления (governmentality), славословя ту «мягкую» и «мудрую» власть, что дает процветать и готова к переменам, только лишь ей тыкнут «голой правдой». Разумеется, это только обман.

Далее

Игорь Чубаров /// Инструкция по сопротивлению: между армией и тюрьмой

Posted in #18: Критика и истина | Нет комментариев

Тема критики институций в современной России имеет в сравнение с западной ситуацией ряд существенных осложнений. Проблема состоит в том, что мы всегда немного отстаем от Европы – лет в среднем на 100. Но это отставание не количественная характеристика, а качественная. Поэтому, например, нам трудно оценить достоинства провокативной мысли Фуко, согласно которой пришедший в XVIII-XIX вв. в Европе на смену публичным казням, телесным наказаниям и суверенному типу власти дисциплинарный общественный контроль еще более ограничил свободу человека. Ибо у нас аналогичные изменения еще не закончились, а может быть и никогда не закончатся. Надо учитывать, что сама тюрьма как институт установилась в России только к середине XX в. [1] Но в ней до сих пор преобладает наказание не в виде ограничения свободы, а в виде насилия, контролируемого только неписанным тюремным уставом.

Далее

Дюшан Грлжа и Елена Весич (коллектив «Прелом») /// Неолиберальный институт культуры и критика окультуривания

Posted in #18: Критика и истина | Нет комментариев

Деятельность коллектива «Прелом» включает в себя издание журнала «Прелом», организацию выставок, конференций и дискуссий, а также участие в других художественных и культурных проектах и мероприятиях [1]. Следуя часто используемой сегодня терминологии, это делает нас «работниками культуры» или даже так называемыми «поставщиками услуг» для ширящейся «индустрии культуры» внутри неолиберальной капиталистической системы. Хотя мы и противимся подобного рода позиционированию и всей констелляции, которая его порождает, это хорошая отправная точка для объективного, т.е. материалистического понимания того, чем является сегодня институт культуры.

Далее

Кирилл Медведев /// «Либеральная интеллигенция». Краткий идеологический разбор

Posted in #18: Критика и истина | Нет комментариев

«Либеральная интеллигенция» — одно из самых ходовых и самых спекулятивных понятий в сегодняшнем политическом лексиконе. Для начала попробуем понять, кто имеет право претендовать на это почетное звание.

Если вы заняты умственным трудом, и считаете, что идеология бывает либо коммунистической, либо фашистской, а нормальные, не сумасшедшие люди, безусловно, свободны от какой-либо идеологии и придерживаются здравых либерально-рыночных убеждений, если вам кажется, что прогресс есть некое заданное движение, в авангарде которого находятся развитые страны Запада, и движение это нельзя ни развернуть, ни остановить, ни изменить, то вы, скорее всего, относитесь к либеральной интеллигенции в её современном российском варианте. Разумеется, бывают либералы с гораздо более сложными представлениями, здесь же речь о неком полусознательном или бессознательном идеологическом остатке, впитанном как свойство среды, как идеологический мейнстрим своего времени.

Далее

Кэти Чухров /// Критика способности к «всеобщему интеллекту»

Posted in #18: Критика и истина | Нет комментариев

I

Таким образом решающий момент для народного сказа это не речь, зона изобретения и творения (как в искусстве среднего класса), но язык; и независимо от того насколько индивидуалистично происхождение сказа, он всегда по своей сути анонимен и коллективен.Фредрик Джеймисон

…Революция – это… тот момент, когда критика, прежде остававшаяся безоружной, находит свое оружие в лице пролетариата. Она дает пролетариату теорию того, что он есть; пролетариат же взамен дает ей свою вооруженную силу, единую и неделимую силу, в которой каждый вступает в союз лишь с самим же собой. Таким образом, революционный союз пролетариата и философии и здесь скреплен печатью сущности человека. Луи Альтюссер

Модернизация Маркса в философских работах пост-операизма представлена через изъятие понятий труда и производства, которые в пост-индустриальных и пост-дисциплинарных условиях больше не в состоянии адекватно описывать современный капитализм. Согласно Паоло Вирно основным свойством неокапитализма является дематериализация труда и фигурирование «всеобщего интеллекта» на месте товара. Методом сопротивления государству, экономической и юридической машинам, является «исход» (exodus) всеобщего интеллекта из аппаратов государства и капитала.

Далее

Александр Бикбов и Дмитрий Виленский /// О Критике и Практике

Posted in #18: Критика и истина | Нет комментариев

AБ: Особенность твоей и моей позиции – это использование критики как профессионального инструмента создания новых форм знания. Но использовать критику как полноценный профессиональный ресурс невозможно в индивидуальном порядке — по крайней мере достаточно долго. Критика действительно работает, когда ею владеет коллектив. Это становится ясно при взгляде на группу «Что делать?», в которую собрались художники, поэты, философы, критически мыслящие, но не имевшие, до создания группы, общей позиции. То же самое произошло с семинаром для интеллектуально настроенных студентов-социологов, который начинался как мастерская по освоению критической социальной теории и который, чем дальше, тем больше, требовал более сильной и сплоченной организации. Поэтому несколько лет назад я превратил семинар в исследовательскую группу НОРИ (Неофициальное объединение работающих исследователей), участники которой не просто обсуждают тексты, но ведут исследования, пользуясь общим критическим методом. Перевод работы в практический и коллективный режим снял страх перед активным действием: участники НОРИ естественно включились в борьбу против интеллектуальной коррупции на социологическом факультете МГУ, сплоченно войдя в протестную студенческую инициативу OD group. Формула готовности к борьбе, на деле, далека от мистики: стартовые интеллектуальные амбиции + наличие опытного посредника и организатора + регулярные встречи и обмены + формирование общей критической компетентности + коллективно разделяемый метод работы. Насколько от нее отличается формула «Что делать»?

Далее

Артем Магун /// Интеллигенция и критика

Posted in #18: Критика и истина | Нет комментариев

Уничтожающая критика в адрес интеллигенции (за беспочвенность, классовый эгоизм, идеализм, вялость) – это любимый спорт самой интеллигенции, с самого момента ее возникновения. Есть нечто в позиции интеллигента, что заставляет его быть недовольным своим положением, гонит его «в народ», в общественную деятельность (один вариант) или в практичность и опрощение «реальной жизни» (второй). Более основательно, можно сказать, что интеллигенция есть вообще противоречивый класс. Внутренняя противоположность ее позиции заключается в том, что имея наилучший доступ к целостному охвату действительности (наука), а также имея досуг для воображения и продумывания будущих возможностей (искусство), для «экспериментов в бытии» (Ницше), она при этом не имеет политической власти, ни в целом (в качестве солидарного слоя), ни по отдельности – примеры интеллигентов, приходящих к власти, редки и скорее характерны для кризисных, разрушительных или революционных этапов развития общества. Более того, примыкая по функции и образу жизни к господствующему классу общества (в новое время – буржуазии) и в целом выражая его идеологию, интеллигенция не смыкается с ним, а наоборот, зачастую представляет внутри него «пятую колонну» других классов (аристократии и пролетариата). Все без исключения революции Нового времени возглавлялись интеллигенцией, массы интеллигентов и физически, и идеологически участвовали в них – и в основном страдали от них после победы, потому что выяснялось, что старому господствующему классу они были ближе, чем новому, а универсальная утопия уничтожения классов, распространения образа бытия интеллигенции на все общество, не смогла осуществиться.

Далее