#16: Потенциальности. По ту сторону разочарования


Дмитрий Виленский — Александр Скидан — Артем Магун /// Потенциальности

Posted in #16: Потенциальности. По ту сторону разочарования | Нет комментариев

Диалог о возможностях, о силе и бессилии; о труде, о верности событию;_об актуализации (пост)советского опыта; аскезе новом варварстве, экстазе потребления; голой жизни; лишних людях, и о том как быть впереди себя.

Дмитрий Виленский: Мне кажется, что, начиная диалог о «потенциальностях», необходимо сделать четкую отсылку к нашей современности и ответить на вопрос о том, какие потенциальности зарождаются сейчас — в момент, который мы охарактеризовали в прошлом номере нашей газеты как время реакции. Как оказалось из общения с целым рядом людей, как в России, так и за ее пределами, большинство собеседников пребывают в состоянии разочарования, говорят о своей дезориентированности, меланхолии. То есть многие из тех, кто еще недавно был полон надежд, перед кем, казалось, открывалось новое поле возможностей, сейчас ощущают все большие ограничения, невозможность актуализировать свою потенциальность. Для меня важным внутренним опытом, когда я ясно осознал ограниченность нашего движения, стал провал мобилизации к контр-саммиту в Петербурге. Все уровни оппозиции показали тогда свою полную несостоятельность. Понятно, что у всех опускаются руки, все думают: ну ладно, займусь своими делами, карьерой, буду деньги зарабатывать, семью обеспечивать. Кто-то в буддизм уходит, кто-то в православие, кто во все разом. Опять мы видим подъем каких-то эзотерических практик. И возникает вопрос: если мы все более и более лимитированы в актуализации своих желаний и возможностей, то как все-таки формируется наша потенциальность, которая, как я продолжаю надеяться, в определенный момент может быть актуализирована ходом исторического процесса?

Далее

Керстин Стакмайер и Нина Келлер /// Не прощая – Не забывая – Пространство для Актуализации

Posted in #16: Потенциальности. По ту сторону разочарования | Нет комментариев

Прошлое никогда не мертво. Оно даже не прошлое.
Уильям Фолкнер

Мы решили, что нас не очень-то интересуют следующие вещи: искусство вообще, для начала, история искусства как отдельная дисциплина, и культура как более жизнерадостное иное искусства. Зато нас весьма интересуют художественные произведения как значимые документы своего исторического окружения, вырывание политической революции из революционных художественных произведений, осуществляемое историей искусства, и культура как важное подразделение всеобщего производства.
В «Пространстве для Актуализации» мы пытаемся работать с другой формой вырывания-изъятия, той, которая разворачивает возможности, направленные против существующего порядка вещей, которая мерит свои изъятия надеждой на настоящее и воспринимает прошлое не как то, что было, а как то, что могло бы быть: «Актуализация» – это вырывание из прошлого, втянутое в настоящее с целью актуализировать его потенциал и обрести свою роль в истории, революционные фазы которой были слишком скоротечными и редкими.

Далее

Катя Аглер и Жанна Холмстед /// Развернуться анусом к солнцу и прокричать “ВПЕРЕД!”

Posted in #16: Потенциальности. По ту сторону разочарования | Нет комментариев

ЖЕЛТЫЙ ПОНЕДЕЛЬНИК

Понедельник, у банкомата на площади Сиам, Бангок. Пытаюсь понять, что это – еще одно устройство видеонаблюдения, или на самом деле аппарат, оказывающий финансовые услуги. На экране перемещается изображение улыбающегося мужчины в желтых одеждах и драгоценностях, я узнаю в нем Его Королевское Высочество, Короля Таиланда. Что он делает в этом банкомате, зачем приветствует меня с моей “визой”?

Спустя мгновение: огромный торговый центр, стою в очереди к туалету. Отмечаю, что большинство людей здесь одеты в желтые футболки. Перегородки в уборной сделаны из тонкого матированного стекла, а дизайн интерьера выполнен из металла и камня. В тонкое стекло стен встроены огромные плоскопанельные мониторы, с которых хором кричат рекламы, взывая к нам страждующим.

Далее

Что, Как и для Кого? / WHW /// Волшебный мир, сегодня

Posted in #16: Потенциальности. По ту сторону разочарования | Нет комментариев

Каким образом может проявлять себя воображение, индивидуальное и коллективное, в нынешнем обществе, где сильнейшим соперником консумеристской философии “покупай пока не помрешь” становится Католическая церковь, где основные модусы социального поведения выстраиваются в виде патриархальных репрезентаций национальных идентичностей? Возможен ли просвет, критический сдвиг восприятия, в котором бы раскрылись игнорируемые в современном обществе Хорватии сложные взаимосвязи – такие, как например, отношение к прошлому и конструирование истории, отрицательные эффекты экономических преобразований, вопросы национальной идентичности и национализма, послевоенная нормализация, ориентация на ЕС и статус этнических меньшинств (главным образом, сербов)?

Далее

Пер Хассельберг и Франс Йозеф Петерссон /// Разговор двух думающих об обществе

Posted in #16: Потенциальности. По ту сторону разочарования | Нет комментариев

Франс Йозеф Петерссон: Два года назад ты инициировал «Konsthall С» в Хокарангене, южном предместье Стокгольма, как часть твоей художественной практики. Этот проект можно описать как размышление о политической модели – социал-демократическом государстве всеобщего благоденствия или, скажем, «шведской модели», но ее можно назвать и по-другому – как она была манифестирована в планировании и застройке Стокгольма с 1930-х и далее. Что значат для тебя «Konsthall C» и Хокаранген и что ты думаешь о модели, которую они репрезентируют?

Пер Хассельберг: Хокаранген – это историческая модель предоставления гражданам жилья в новых микрорайонах, которая впоследствии использовалась при планировке и застройке Стокгольма и других городов страны. Целью было «создание думающих об обществе личностей, активно интересующихся общими проблемами, способными критически мыслить и сотрудничать с другими людьми ради осуществления необходимых социальных реформ. Коротко говоря, способствовать взращиванию демократичных граждан, для которых свобода и независимость сочетается с чувством социальной ответственности», по словам архитектора и социал-демократа Уно Архена. Важным аспектом этой программы было интегрировать естественные места встреч в новую архитектурную среду, поэтому центральная прачечная в Хокарангене была задумана еще и как местный клуб. Место, где люди заняты повседневной рутиной, но и общаются со своими соседями. «Konsthall C» располагается как раз в этом месте, и по-прежнему от действующей прачечной его отделяет только стеклянная стена.

Далее

Эстер Лесли и Бен Уотсон /// Что теперь?

Posted in #16: Потенциальности. По ту сторону разочарования | Нет комментариев

Искусство/Фьючерсы

Э.Л.: Управляющие системой культуры и частные владельцы собраний искусства возлагают свои надежды на фьючерсы искусства. Торговая марка пива «Бекс», например, называет свою программу поддержки искусства «Фьючерсы Бекс». Финансовая компания программного обеспечения «Блумберг» руководит программой, названной «АРТфьючерсы»: «Для тех, кто работает на рынке с передовым краем современного искусства, будь то первичные покупатели, новые или давно преданные своему делу коллекционеры, ежегодные “АРТфьючерсы”, выпускаемые Обществом Современного Искусства, – это путеводитель по тому, что “необходимо увидеть», утверждает обращение к коллекционерам в 2007 году. Что же это за будущее, которое управленцы от искусства столь уверенно намереваются диктовать или открыть? С одной стороны, простой экономический расчет. Он дает коллекционерам отмашку: покупать здесь, покупать сейчас, чтобы в будущем возвратить сторицей. «Блумберг» отслеживает и предсказывает возникающий спрос, равно как и возникающих художников. «Бекс» – это торговая марка, достойная капиталовложений, соответственно достойны вложений и почитаемые этой маркой художники. Разумеется, не все сводится только к этому, и «Фьючерсы Бекса», как и любые подобные проекты, заявляют, что будущее, которое их интересует, это будущее самих художников, позволяя своим преуспевающим протеже развивать и совершенствовать свое творчество. У будущего в искусстве долгая традиция: оно является элементом авангардного производства. Поборники лучшего мира – футуристы, конструктивисты, производственники – вынашивали планы для будущего. Это не означало, что искусство представляло четкие образы будущих миров. Скорее, оно учреждало способы производства, не превращающего искусство в товар – совместного, или отвергающего единоличное авторство в буржуазном смысле путем подчинения коллективному высказыванию в форме манифеста. И они направляли преобразованные общественные отношения при помощи того, что Брехт называл «перефункционированием». Как писал Беньямин о практике Брехта в эссе «Автор как рабочий» (1934), перефункциониование – это «преобразование форм и орудий производства образом, желаемым передовой интеллигенцией – то есть той интеллигенцией, которая заинтересована в освобождении средств производства и в служении классовой борьбе». В случае советских художников тем более имелось веское оправдание функциональному преобразованию форм искусства, поскольку речь шла о попытке экспериментально опробовать новые общественные отношения и навыки. Советский авангард действовал в эпоху преобразования общества, а не просто в эпоху преобразования искусства, возникающего в галереях и музеях; он перестал заниматься художниками-индивидуалистами, организовывая вместо этого группы агитпропа, жадно ища новые технические формы выражения и устремляясь навстречу своей аудитории на по-новому определенных условиях.

Далее

Colectivo Situaciones /// Политизировать печаль

Posted in #16: Потенциальности. По ту сторону разочарования | Нет комментариев

Более пяти лет с момента восстания в Аргентине в декабре 2001 года мы видим, как меняются толкования и настроения вокруг этого события. Для многих из нас этапным чувством, сопровождавшим этот извилистый путь, была печаль. Данный текст сохраняет момент развития этой «печали» с тем, чтобы выйти за пределы понятий «победы и поражения», характерных для предыдущего цикла политизации, сосредоточенного на захвате государственной власти, и в то же время, чтобы разделить процесс, позволивший нам «сделать публичным» то, что до этого было интимным чувством отдельных людей и групп.

Печаль пришла после события: вслед за политическим празднеством – языка, образов, движений – пришла реакционная динамика дисперсии. А вместе с ней и то, что тогда переживалось как уменьшение возможностей открытости и инновации, которые это событие привело в действие. За опытом социального изобретения (всегда подразумевающего еще и изобретение времени) последовал момент нормализации и объявление «конца празднества». Согласно Спинозе, печаль (меланхолия) состоит в ограничении наших способностей к действию (potencias). У нас политическая печаль во многих случаях принимала форму бессилия и меланхолии перед лицом растущей дистанции между этим социальным экспериментом и политическим воображением, способным его осуществить.

Далее

Давид Рифф /// Потенциальность миметической работы

Posted in #16: Потенциальности. По ту сторону разочарования | Нет комментариев

Недавно я наткнулся на медицинский термин «миметическая работа» (mimetic labor), означающий ложное или сорванное начало родов. Начинаются мучительные схватки, но шейка матки не расширяется. Потенциальность достигает пика. Пузырь, кажется, вот-вот вырвется в действительность (актуальность). Но этого не происходит. Схватки стихают, беременность продолжается. В английском «labor» означает как родовые схватки, так и работу, так что в этом выражении имеется что-то вроде рискованной метафорической ссылки на то, что проделывает – и может проделать – мимесис как способ актуализации.

Далее

Хито Штейерл /// Присутствие подчиненных

Posted in #16: Потенциальности. По ту сторону разочарования | Нет комментариев

Является ли сегодня рабочий класс подчиненным? Или, если сформулировать этот вопрос так, как это делает Гайатри Спивак в своем известном тексте: «Может ли рабочий класс говорить?» На первый взгляд это вопрос шокирует. На второй взгляд он кажется неуместным. Неужели действительно можно утверждать, что рабочий класс столкнулся с тем типом радикального исключения из социальной репрезентации, который предполагает понятие подчиненности? В свете повсеместной распространенности социал-демократии с ее бесчисленными профсоюзами и трудовыми организациями, данный вопрос звучит парадоксально и даже отчасти безумно. Что это значит – провозглашать сегодня, что рабочий класс молчит?

Обратимся к примеру из другой области. «Все хорошо», фильм Жана-Люка Годара и Жана-Пьера Горина 1972 года, рассказывает об интервью с рабочими на занятом ими заводе. Джейн Фонда играет симпатизирующую их борьбе и им самим журналистку, которая хочет познакомить общественность с условиями жизни работниц на заводе. Интервью, однако, показано в необычной манере: мы видим интервью, но слышим за кадром голос другой работницы, наблюдающей интервью со стороны и размышляющей о том, что интервью покажет людям всего лишь другой набор клише, который позволит по-прежнему игнорировать рабочих как «жертвы». Годар и Горин делают предельно ясным следущее – как бы ни старался персонаж, которого играет Джейн Фонда, позволить звучать голосам женщин-работниц, ему это никогда не удастся. Он находится под властью совокупной силы дискурсивных клише. Чем больше он желает позволить рабочим высказаться, тем оглушительнее становится их молчание.

Далее

Алексей Пензин /// Нет времени

Posted in #16: Потенциальности. По ту сторону разочарования | Нет комментариев

Вспоминая известное высказывание Августина, согласимся, что говорить о том, что есть время, нелегко. Но можно с легкостью сказать о том, что его нет. Одной из характерных черт новой повседневности последних лет стала особая темпоральность. «Не могу, нет времени!» – такую фразу часто слышишь в разговорах не только сверх-занятых менеджеров, но и людей из разных секторов «креативной индустрии», искусства и даже из академической среды. Воспоминания людей старшего поколения о советской темпоральности, когда можно было посвящать годы неспешному чтению книг и эксцентричным исследованиям без всякой внешней цели, на этом фоне кажутся прекрасными ностальгическими легендами.

Вряд ли эта отмеченная нехваткой темпоральность – лишь «естественный» момент нашего поколенческого взросления, или следствие банальной логики выживания в постсоветских обществах. Общаясь с друзьями из других стран, видишь удивительное сходство наших режимов дня и ночи. Глобализация времени: множество параллельных проектов, текстов, которые нужно написать к тому или другому «дэдлайну», множество виртуальных интернет-коммуникаций с различными ритмами.

Далее

Катя Сандер /// [без названия]

Posted in #16: Потенциальности. По ту сторону разочарования | Нет комментариев

Изображение активиста, протестанта, демонстранта…
Несколько лет назад я работала над фильмом “Внешний город” (Exterior City), в котором некоторые идеи и образы городского планирования рассматривались в оптике социальной демократии с ее историей превращения “масс” (хаоса необузданной, разрушительной силы тел) в “народ”, то есть организованный коллективный организм, обладающий именем и целью. Среди прочих задач исследования, мне было любопытно проследить зависимость этого производства “народа” (или “граждан”) от организации места обращения и артикуляции потребностей.

Моя история развивалась в воображаемом городе, где отсутствовали внутренние пространства, интерьеры помещений – существовало лишь открытое, внешнее пространство, экстерьер. Главная героиня открывает дверь, которая по логике должна быть входом с улицы в дом, но дверь внезапно выводит на другую сторону, еще одну внешнюю сторону. В этом городе не было квартир, комнат, магазинов и торговых центров, только их фасады, только поверхности. Плоский город, подобный экрану, где нет никаких функций, лишь движения, потоки и направления. Моя героиня, однако, знала город — она уверенно перемещалась с улицы на улицу и расклеивала плакаты, обращаясь к другим людям, которые также ходили через двери туда-обратно.

Далее