#05- 29: Чей это город?


От редакции: Чей это город?

Posted in #05- 29: Чей это город? | Нет комментариев

В этом номере мы возвращаемся к одному из лейтмотивов работы нашей платформы c момента создания «Что делать?» в 2003 году – праву на город, где многие из нас живут и работают. Тогда, в год трехсотлетия Петербурга, ряд участников-основателей «Что делать?» провели акцию «Новые основания Петербурга», демонстративно покинув исторический центр города и отправившись на окраину, чтобы там символически заложить новый город, ориентированный на обновление авангардных практик архитектуры, искусства и социальной (само)организации. В манифесте, написанном по этому случаю, они констатировали, что городские власти и руководство культуры предались удушающе консервативному ребрендингу петербургской истории, в котором на первый план выдвигались давно почившие неоклассицизм и модерн, в то время как другое направление его же истории – революционное и диссидентское – полностью игнорировалось: краткий расцвет первого авангарда и конструктивистской архитектуры 20-х – начала 30-х гг., художники и литераторы-нонконформисты позднесоветского периода, не говоря уже о трех русских революциях. Мысленно блуждая по искаженному городскому ландшафту, перебираясь через ямы под ногами и глядя на небесную линию протекающих крыш, авторы манифеста сокрушались и о том, что с момента возвращения Петербургу его первоначального имени в 1991 году, в «культурной столице» России не было построено ни одного здания, достойного называться «современной архитектурой».

Далее

Сценарий фильма «Башня. Зонгшпиль»

Posted in #05- 29: Чей это город? | Нет комментариев

Башня. Зонгшпиль.

 

Действующие лица:

1. Пиар менеджер Газпрома (Пиарщик)

2. Политик

3. Начальник службы безопасности

4. Представитель церковной администрации (Батюшка)

5. Успешная Галеристка

6. Модный Художник

Хор:

1. Интеллигенты

2. Пенсионеры

3. Рабочие

4. Уволенные офисные служащие

5. Мигранты (строительные рабочие)

6. Левый Радикал

7. Правозащитники

8. Девушки

9. Беспризорник

10. Великан

 

Сцена состоит из высокого подиума, на котором, вокруг круглого стола собрались все Действующие лица. Происходит совещание, посвященное поиску нового имиджа архитектурного проекта Башни Газпрома. В центре стола стоит большой черный Телефон. Из него выходит густая сеть красных телефонных проводов. Эти провода проходят подиум насквозь и распространяются по всей сцене. Внизу, под подиумом располагается Хор. Во время исполнения Зонгов Хор танцует и перемещается вокруг подиума. Камера на тележке едет вслед за ним. Дурная бесконечность пустого вращения.

Далее

Дмитрий Воробьев, Томас Кэмпбэлл // Башня «Газпрома»: Все меняется к лучшему! (1)

Posted in #05- 29: Чей это город? | Нет комментариев

Нижеследующее представляет собой попытку – на промежуточной стадии, пока история еще пишется – зафиксировать ключевые эпизоды попытки корпорации «Газпром» и администрации Санкт-Петербурга возвести небоскреб высотой 403 метра в непосредственной близости от центра города, признанного ЮНЕСКО объектом Всемирного наследия. В настоящий момент никто доподлинно не знает, почему российские экономические и политические власть предержащие решили построить башню, которая несомненно окажет отрицательное воздействие на исторический (малоэтажный) облик города. Многие противники строительства башни утверждают, что она является символическим проектом для правящей элиты, которая, подобно другим нуворишам – «азиатским деспотам» (на Ближнем Востоке и в Средней Азии), жаждет иметь в ее лице визуальное воплощение своей более или менее непоколебимой власти. На самом деле конфликт куда более интересен, потому что этот пока еще не существующий небоскреб вызвал жаркие споры (граничащие с партизанскими действиями) вокруг таких животрепещущих проблем, как сохранение исторической застройки, экономическая и архитектурная модернизация, а также роль политических институтов и гражданского общества в принятии решений по этим вопросам. Дискуссия вокруг строительства башни выявила классовые и идеологические линии раскола в петербургском обществе: вытесненные на обочину оппозиционные партии выступают против новой номенклатуры, представленной возглавляемой Путиным «Единой Россией»; консервативные местные архитекторы – против международных звезд архитектуры; романтичные, но в большинстве своем беспомощные знатоки «священного культурного наследия» города («интеллигенция») – против тех горожан, кто рассматривает небоскреб как короткий путь в будущее, приходу которого, по всей видимости, препятствует груз «мертвой» истории.

Далее

Александр Скидан // Струнный квартет бессилия

Posted in #05- 29: Чей это город? | Нет комментариев

Фильм «Башня. Зонгшпиль» — острозлободневная, социально-политическая сатира в форме мюзикла. Так он задуман и так сделан. В нем действительно много остроумных и злых реплик и эпизодов, вообще много веселого и смешного (на премьерном показе публика в соответствующих местах веселилась от души), но в целом он оставляет гнетущее впечатление. И прежде всего, конечно, из-за финала – опутанные и раздавленные красными телефонными проводами-щупальцами «низы» неподвижно застыли в недвусмысленных позах резиньяции, разгрома, бессилия. Эта финальная сцена сопровождается неожиданно «классицистической» по звучанию камерной кодой, мучительно безысходной, которая в сценарии так и обозначена: «струнный квартет бессилия».

Политические импликации такой концовки, казалось бы, очевидны (особенно учитывая, что «квартет» отдаленно напоминает знаменитый похоронный марш революционного движения 1880-х годов «Вы жертвою пали в борьбе роковой», однако без его могучего скорбного дыхания). В самом деле, несмотря на отдельные локальные или временные успехи, как в той же борьбе со строительством Охта-центра, в Петербурге, да и в стране в целом, до сих пор не возникло сколько-нибудь сильной, влиятельной оппозиции, ни сколько-нибудь мощного независимого профсоюзного движения, вообще независимых движений, которые могли бы говорить с властью на равных (а не стенать, как это делает хор в первом зонге: «Мы потерпевшие в нашей стране)». Те же, что есть – малочисленны, раздроблены, неспособны к созданию широкой объединяющей политической платформы, раздираемы внутренними противоречиями. Идея партии ленинского типа, с жесткой иерархической организацией и дисциплиной, похоже, отжила свое и привлекает разве что маргиналов. Публичные интеллектуалы и художники, этот «передовой», «критически мыслящий класс», если и выражают симпатии к левой или социал-демократической традиции, в большинстве своем так или иначе встроены (или стремятся встроиться) в машину капиталистической культуриндустрии, что делает их позицию крайне уязвимой (1). Гражданские инициативы моментально подавляются либо перехватываются, перекодируются властью. Вообще такое ощущение, что власть постоянно на шаг опережает любые телодвижения снизу, оставляя «низам» сугубо реактивную, пассивную функцию, обрекает их на интерпассивность. Все это, особенно же репрессии в отношении активистов, в отношении малейшего проявления гражданского сопротивления, превращает саму категорию «гражданского общества» – даже в его либерально-буржуазном, домарксовом (2) понимании – едва ли не в пародию в российских условиях, условиях «суверенной демократии».

Далее

Galina Stolyarova// Golden Potatoes and Dried Butterflies

Posted in #05- 29: Чей это город? | Нет комментариев

There are no translations available.

 

www.tol.cz
August 16, 2010

Conservatism and lack of a coherent urban vision are having a strange effect on St. Petersburg. While faceless office blocks proliferate, cutting-edge architecture is scorned by officials and the public alike.

Galina Stolyarova is a writer for The St. Petersburg Times, an English-language newspaper

ST. PETERSBURG | Russia’s second city and former imperial capital attracts more tourists than anywhere else in the country. Visitors come from around the world to marvel at its architectural landscape. These views, however, have been undergoing dramatic changes over the past decade.

As the city administration tries to boost foreign investment and attract and accommodate new and expanding businesses, many charming historical buildings are being destroyed to make room for glass and concrete business centers. According to the St. Petersburg pressure group Living City, more than 80 such buildings have been destroyed in the heart of the city, and dozens more remodeled.

At the same time, stylish new architecture is having a hard time finding its way into this captivating city, where architectural experiments are regarded as a threat to the city’s priceless historical legacy.

As Alexander Viktorov, St. Petersburg’s former chief architect, put it, «New architecture is welcome to the city, but it is not for the architects to dictate their terms to the city; it is the city of St. Petersburg that dictates the rules of the game and sets its conditions.»

Далее

Дмитрий Виленский // Послесловие к выпуску номера газеты «Что Делать» — Чей это город?

Posted in #05- 29: Чей это город? | Нет комментариев

 

Вопрос, поставленный нами в этом номере, оказался не просто демонстрацией праздного интереса исследователя к вопросам развития городской среды, а неожиданно оказался острым вопросом повседневной жизни и работы в нашем городе. Тема номера оказалась лакмусовой бумажкой для инспекции контроля состояния городских типографий. Эти «независимые» частные предприятия на проверку оказались очевидно зависимы, как принято в нашей стране не от норм закона, а от вполне объяснимых страхов, что местные власти всегда могут найти способ вмешаться в их бизнес, если какая-то публикация покажется им не правильной.

Этот выпуск отказалось печатать 4 питерских типографии, при том, что все они, после ознакомления с текстами выражали полное согласие с позицией издания – но добавляли, что в их ситуации публиковать что-то, что подобным образом критикует городскую политику и Газпром они не могут, так как слишком высок риск напороться на серьезные проблемы.

Далее

Selection of Related Articles on the Gazprom Tower

Posted in #05- 29: Чей это город? | Нет комментариев

There are no translations available.

 

статья о Башне Зогнгшпиль в газете «Деловой Петербург»

https://www.dp.ru/a/2010/10/11/Pro_neboskreb_Ohta_Centr

Татьяна Лиханова. Ответит ли Вера Дементьева за дезинформацию? Председатель КГИОП обвинила ЮНЕСКО, общественность и СМИ в распространении дезинформации. Однако анализ ее собственных
высказываний заставляет переадресовать упреки госпоже Дементьевой.
https://www.zaks.ru/new/archive/view/72523

English-Language Media on the Gazprom Tower, July 2006 — January 2010 (compiled by Petersburg journalist Sergey Chernov)
https://docs.google.com/View?id=dfb4tc3w_1169nz2d5dt

Dmitry Vorobyev & Thomas Campbell. Anti-Viruses and Underground Monuments: Resisting Catastrophic Urbanism in Saint Petersburg
https://www.metamute.org/en/Anti-Viruses-And-Underground-Monuments

Chtodelat News. The End of Saint Petersburg, or The Beauties of «Kettling»
https://chtodelat.wordpress.com/2009/10/08/the-end-of-saint-petersburg-or-the-beauties-of-kettling/

Chtodelat News. Saint Petersburg versus Gazputinburg
https://chtodelat.wordpress.com/2009/10/16/saint-petersburg-versus-gazputinburg/

Chtodelat News. How Things Were Done In Petersburg: The Destruction of Submariners Garden
https://chtodelat.wordpress.com/2008/07/24/submariners/

Owen Hatherley. To the Finland Station
https://nastybrutalistandshort.blogspot.com/2010/05/to-finland-station.html

Owen Hatherley. In Which We Storm the Winter Palace
https://nastybrutalistandshort.blogspot.com/2010/05/in-which-we-storm-winter-palace.html

Далее