В двадцатом веке Швеция превратилась из “белой” страны аграрного типа в многонациональное общество, где ценится гражданский долг и воспитание. Это повлекло, среди прочего, снижение рождаемости, сокращение населения отдаленных районов, рост благосостояния семьи. У шведов появилось больше пространства и больше денег, но размножаться они стали медленее. К тому же, рождаемость в Стокгольме сегодня ниже, чем в других частях страны (1,79 против 1,83 на семью).

В 1930-х в Швеции было введено материнское пособие. С 2007 года родительские пособия распространяются не только на матерей, но и на отцов, гарантируя им возможность работать и воспитывать детей. К примеру, родительское пособие может выплачиваться в течение 480 дней, а размер его зависит от доходов родителей в прошлом. Пособие на ребенка, введенное в 1947 году, выплачивается ежемесячно до квартала достижения ребенком 16-летия. Сегодня оно составляет 1050 шведских крон (около 4 тыс. рублей), плюс дополнительные пособия для семей с несколькими детьми. Примечательно, что матери берут 80% “родительских” отгулов, а отцы используют только 36% — в случае болезни ребенка.

Одновременно с сокращением рабочих мест в традиционных профессиях и в фермерстве, значительно вырос штат госслужащих. Следствием этого также стало улучшение материального положения семей с детьми. Однако, до сих пор сохраняются значительные диспропорции между различными типами семей. Сегодняшний средний доход полной семьи с детьми составляет 157 000 крон (600 тыс. руб.) на человека в год, тогда как бездетные пары имеют доход 219 000 крон (830 тыс. руб) на человека. Средний заработок матерей-одиночек с детьми равен 109 000 крон (415 тыс.руб.). Доля работающих женщин также возросла: если в 1970 году в Швеции трудились 60% женщин, то в 2005 году уже 80%. Не так часто женщины живут на обеспечении мужа. Хотя статус домохозяйки в последние годы несколько повысился, только 2% шведок в возрасте между 20 и 65 годами посвящают все свое время работе по дому. С 2008 года правое правительство планирует ввести пособие для родителей, желающих полностью посвятить себя воспитанию ребенка в возрасте от одного до трех лет. Размер пособия составит до 3000 крон (11,4 тыс.руб.), а решать вопрос о назначении будут городские муниципалитеты. Эта инициатива вызвала в Швеции немало споров, критики опасаются возможного роста неравенства полов.

Сегодня муниципальный детский сад посещают 84% детей в возрасте от одного до шести лет, а с семи лет они идут в школу. В индексе равенства полов (по показателям власти, влияния и дохода UNDP (Программы развития ООН), Швеция занимает третее место. Согласно исследованию, женщины выполняют столько же оплачиваемой, сколько и неоплачиваемой работы, тогда как
мужчины выполняют вдвое больше оплачиваемого труда, чем женщины. Возвращаясь из декретного отпуска после
рождения ребенка, шведские женщины часто меняют полную ставку на частичную занятость. Скорее всего, именно поэтому родившие в 1996 году женщины потеряли 25% дохода по возвращению к работе.

Шведская система во многих случаях оказывает огромную поддержку семьям с детьми, однако статистика, собранная Элизабет Ландгрен Меллер и Гун Альм Стенфло показывает, что проблемы по-прежнему сохраняются. Неполная занятость приводит к падению заработка женщин, а мужчины чаще отдают приоритет карьерному росту, вследствие чего возникает межполовое неравенство. Имеет место дискриминация беременных женщин работодателями; по причине высоких требований на рабочем месте,
времени на детей остается все меньше. Ландгрен Меллер и Альм Стенфло предлагают набор мер, поощряющих рождение детей, если работа не столь обременительна. Шведская писатель и исследователь Нина Бьёрк предложила ввести “шести-часовой рабочий день для всех родителей, и отдельный запрет на полнодневное трудоустройство мужчин, воспитывающих маленьких детей.” Вопрос в том, как реализовать это, и хотят ли того шведы?
Примечания:

Основные данные взяты из The Swedish Government, the Swedish Equal Opportunity Ombudsman. Вся информация из базы данных Swedish Statistics: https://www.scb.se

Спасибо социологу Стокгольмского университета Мари Эвертссон за комментарии и дополнения.