Кронштадский дневник *

 

Граффити на дамбе – «Мятежный Кронштадт!»,

Рядом — «Свобода! Равенство! Братство!»

«Движение сопротивления имени Петра Алексеева» провело выездную сессию

пробуждения сознания жителей острова, где время остановилось.

 

Пустые улицы, без припаркованных машин выглядят как выцветшие открытки 60-ых.

 

Вонючие магазины, где старые холодильники не справляются с жарой

Неужели кто-то готовит эту пищу?

 

Ночной мат на улицах, где нет шума транспорта поражает как афоризм

«Лен, жизнь всегда так — то до хуя, то ни хера…»

Город революционной славы –  утыканный монументами имперской славы

Нужен ли еще один? Событию, о котором нет смысла вспоминать. Особенно здесь.

 

Памятник Ленину стыдливо перенесли с главной улицы в боковой сквер

Так спокойнее?

 

Братва вечерами съезжается на черных мерсах в единственную китайскую забегаловку —

Огромные кресты на обезьяних телах.

 

Здесь, думая о multitude, открываешь в себе разночинца, который погружается в жизнь народа,

которому нет дела ни до множеств, ни до само-управления, ни до восстания.

 

«Мятежная субъективность»: пустая Якорная площадь – агора русских революций.

Лишь палатка с Арсенальным пивом нарушает его пустоту

Да время от времени останавливаются автобусы с туристами –

Пара фотографии на фоне вечного огня, подпрыгнуть (на счастье) по чугунной мостовой

и автобус уезжает под хохмы гида

 

В палатке тихо, радио не работает, продавщица задумчиво курит

и глядит на фасад собора, освященный закатным солнцем.

Клиентов нет. Мы сидим одни. Едим сомнительную китайскую еду

маленькими, гнущимися в руках пластиковыми ложечками.

Еда жесткая, десны болят, но хочется есть.

 

Зачем мы здесь?

Чтобы испытать этот убогий покой исчезновения жизни, политики, безвременья руин?

 

Нищая опрятность: несмотря на груды брошенных упаковок, которых, кроме нас, никто не замечает.

 

При социализме не было упаковок.

 

В мусоре недавнего пикника, находим коллекцию агит-плакатов начала перестройки.

 

Собрать их, очистить от грязи — археологическое удовольствие.

Словно здесь выпивали не живые люди, а какие-то призраки,

подстилающие себе под задницы не бесплатные газеты-рекламу,

а то, что более естественно для призраков.

 

Лозунги 86-ого года звучат сегодня иначе:

Экономия и бережливость – путь к нашему богатству.

Мы дружбой, братством, единством крепки.

Вноси красоту в труд и в жизнь.

Мыслить по новому — работать творчески.

Качество это гарантия прогресса.

Жить и работать в ритме ускорения.

Планы партии — наши планы.

Грандиозным планам партии – энергию масс.

Энергию замыслов в энергию действия.

 

Они — как фотография обвала стены, в тот момент, когда она еще стоит,

но мы видим, что она замерла в неустойчивом равновесии и знаем,

что через секунду превратиться  в груду кирпича.

 

Бадью неправ: …что все, о чем якобы мечтают жители России, Венгрии, Болгарии — это то, что уже давно существует в наших печальных странах. Выборы и частная собственность, политики и дельцы: неужели этим и ограничивается все содержание их устремлений?

 

Нет Ален, мы хотели другого: свободы быть и делать свое время

Путешествовать и мечтать, читать, что мы хотим и обсуждать это на улице.

Творить и показывать это людям, жадным до нового опыта.

 

От той нищей роскоши политической жизни осталась выжженная пустыня.

К кому нам обратиться здесь?

 

Политическую жизнь заменил музыкальный фонтан, построенный к юбилею города

радующий местных своей приятной мелодией

Затянувшийся ремонт торговых рядов — делают завезенные узбеки.

Ненависть к приезжим и мечта когда-нибудь добиться того,

что уже изображено на рекламе, о чем показывают по телевизору, чего уже достиг сосед.

 

Или же надпись на стене «Стеклопакет мы разобьем»

 

При этом: анти-коммунизм стал нормой восприятия истории

все хотят новый памятник – он будет напоминать

о «преступлениях большевиков против своего народа».

 

Скамейки в парке выкрашены в цвета российского флага заботливой администрацией

Это красиво и патриотично

 

В парке: асфальтовые корты, асфальтовые площадки для волейбола,

Асфальтовая беговая дорожка.

 

Что лучше: нищета для всех

Или удобства травяных кортов для немногих?

 

Не обязательно владеть Челси — кронштадские хозяева команды «Петротрест»

Глядят на своих игроков с не меньшим умилением: МОЙ Петя ударил!

 

А можно в старой маршрутке, которую ведет по дамбе водитель камикадзе

отбелив волосы перекисью, надев экстра мини

заворожено смотреть в свежий номер «Космополитэн»

и мечтать, что завтра встретишь директора банка

и глянцевая жизнь станет такой естественной

и ты уже не будешь ездить в маршрутке…

 

Неправда, что буржуазное общество убило мечту.

Мечта сегодня это отложенное потребление

 

она убила все другие формы воображения –

подвига,

дружбы

коммунизма

 

Убогое потребление самое разлагающее – оно парализует.

 

Мы ведем несправедливую войну, но у нас нет анти-военного движения

 

Социальная жизнь разрушена, но мы не ведем борьбу

за простое право получать зарплату

 

Образование приватизируется, но вкалывают и платят,

Вместо того, чтобы выкинуть ректора из его кресла.

 

Местные профсоюзы читают лекции «Как правильно уволить работника»

Наверное еще не всех поувольняли.

 

к чему походить на безумцев? Что мы можем изменить здесь, сейчас?

 

И все же есть что-то, что не позволит нам уклониться.

 

 

* В сентябре 2005 рабочая группа «Что делать?» была приглашена к участию в проекте «KronstadtForever». В рамках этого проекта нам удалось провести много времени в Кронштадте, знакомясь с городом и его социальной ситуцией.

Для художников – участников этого проекта было важно не просто осуществить попытку художественного вмешательства в распадающееся социальное пространство – типичная ситуация любого современного российского города. Прежде всего, мы ставили вопрос насколько возможно актуализировать связь с вытесненным сегодня событием революции? Какие пространства открываются для публичной дискуссии, если мы в своих работах стремимся рефлектировать саму возможность обращения к  одному из её наиболее трагических этапов – Кронштадского восстания 1921 года?